«Токсичный» патриотизм

«Токсичный» патриотизм

Не затрачивая усилий и времени на ответ на бессмысленное по сути и безграмотное по содержанию заявление, подписанное юной примой театра абсурда под названием Apsny Life, хочу коснуться следующей, не менее сложной темы. 

Патриотизм - нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к родине и готовность пожертвовать своими интересами ради неё. Такое нехитрое толкование нам предлагает Википедия. 

И действительно, патриотизм это, в первую очередь, любовь к родине, любовь бескорыстная и порой неразделённая. Эту самую любовь мы с вами отчетливо видели в глазах наших воинов, отправлявшихся на фронт, видели её и в орлином взоре Владислава Ардзинба на трибуне Кремлевского дворца в 1989 году, и у всех тех, кто участвовал в освободительном движении. Это поистине волшебное чувство, и как все настоящее, его невозможно сымитировать, невозможно подделать. 

Вы спросите, а зачем я ударился в ностальгическо-эмоциональный исторический экскурс. Видимо потому, что, как и у всех нормальных людей, во мне живёт надежда, живут идеалы. 

И глядя на сегодняшнюю действительность и весь цветовой спектр внутренней политической конъюнктуры, эти ностальгические чувства только обостряются. 

Ведь мы с вами хорошо понимаем, что в большинстве своём все это агрессивное и бурное состязание политических сил Абхазии за право «служить» народу, не что иное, как старая как мир борьба за власть, а в некоторых случаях глупое и недальновидное стремление обогатиться нехитрым способом. 

Стоит собрать волю в кулак и посмотреть несколько передач Абхазского телевидения из цикла политических «ток-шоу» Аизара с Левоном Галустяном в главной роли, и все станет более чем понятно. 

Во всем этом круговороте политической жизни Абхазии, напоминающем по своим эволюционным признакам больше ритуальный танец новозеландских маори - Хака, нежели цивилизованный обмен мнениями и борьбу идей, есть и те, кто безапелляционно и ретиво пытается оседлать измученного за все послевоенные годы, но все ещё гордо стоящего на ногах, коня по имени Патриот. Эти «спасители», ровно до того момента, пока им не предложат очередной государственный пост или, на худой конец, государственный подряд, будут виться дружным хороводом вокруг нашего гордого скакуна Патриота, предлагая нам то парламентскую республику, то возврат к морально-этическому кодексу Апсуара в вопросах управления государством. 

И примеров, как говорится, на любой вкус и цвет. 

Есть здесь и академики несуществующих академий, время от времени «нисходящие» со своего олимпа глобальной борьбы с мировым злом по имени ФРС США, озаряя нас просветительско-разоблачительными докладами. Это как раз тот случай, о котором упоминал ещё в восемнадцатом веке в своём известном высказывании про патриотизм, доктор Сэмюэл Джонсон.

Есть и вновь испечённые депутаты, имеющие «большой» опыт бескорыстной и самоотверженной полевой работы, которые в попытке понравиться бывалым политикам из полупустого зала Очамчырской администрации, договорились до того, что всё было бы прекрасно, если бы сразу после войны у нас в стране была нормальная власть. Но ещё можно всё исправить, осуществив тотальную приватизацию госсобственности, которая осталась от той самой послевоенной власти. 

Есть и те, кто совершенно фанатично верят в своё подлинное «арийское» право на звание лидера самой «патриотической» партии Абхазии (или того, что от неё осталось). Кто своими бурными метаниями из стороны в сторону отчасти девальвируют само понятие патриотизм. И при этом совершенно неважно, что на старом поприще многолетней работы с жезлом Гермеса в руке нет, хоть сколько-нибудь, заметных результатов. 

Или те, кто видит успешное будущее Абхазии исключительно в продаже чего-либо, и неважно чего: жилья иностранным гражданам, нефти и других природных ресурсов, аэропорта или электрических сетей. Главное - оказаться в авангарде этих сделок или где-то рядом. 

Как ты хорошо понимаешь, мой уважаемый читатель, это далеко не все примеры «токсичного» патриотизма, которые окружают нас с тобой. Есть и другие, и список далеко не исчерпан. И я не хочу попусту тратить твоё время, перечисляя их. 

Меня смущает другое, смущает то, что такие вот бравые ребята, абсолютно беспрепятственно заполняют наш политический эфир, устраивая свои «ритуальные танцы» то на государственном телевидении, то в стенах бизнес центра Атриум-Виктория, а те из них, кто оказался попроворнее, в стенах правительственных зданий и парламента. 

Рассуждая о столь высоком понятии как патриотизм, я невольно стал задавать себе вопрос. А как выглядит или должен выглядеть настоящий патриот в наши дни? Кто этот незамеченный герой нашего времени?

Мне кажется, в наше время, когда нет ярко-белых или ярко-чёрных цветов, как во время войны, настоящий патриот должен для себя определить в качестве жизненного кредо решение существующих социальных и экономических задач. 

И к большому счастью в Абхазии есть такие люди, и их немало. Именно благодаря им и существует наша страна. Именно благодаря их ежедневным усилиям и труду мы имеем возможность называть себя государством. И это в большей степени не те, кто участвует во всей этой политической свистопляске, а те простые, скромные люди, которые своими реальными делами, реальной жизненной позицией и компетентностью укрепляют наше пока ещё слабое государство. 

Мне хочется верить, мой дорогой читатель, что все происходящее в современной политической жизни Абхазии, не что иное, как переходный период. Период, который очень скоро закончится, и мы с вами научимся очень хорошо различать популистов от реальных патриотов. И у первых не будет ни единого шанса привлечь к себе внимания. Когда объединятся все здоровые силы, и начнётся новая историческая фаза. Фаза интенсивного и последовательного развития. 

А пока будем наблюдать за битвами ангажированных анонимов на сине-белых просторах Facebook и надеяться на скорейшее выздоровление. 

Джон Голт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.