Начало прямой конфронтации - правительство выступило против администрации президента

Начало прямой конфронтации - правительство выступило против администрации президента

Прошло ни много ни мало три месяца после победы на президентских выборах Аслана Бжания, который был представлен нам как единый лидер оппозиции. По факту, во время и между выборами 2019 и 2020 года, народ лицезрел попытки договориться между собой по меньшей мере двух политических сил, позиционировавших себя как оппозиция Раулю Хаджимба. И если в 2019 году их разногласия привели к коллапсу, то в 2020 году, скрипя зубами, они таки выдвинули одного кандидата, заранее распределив должности между «командами». К чему привела «победа любой ценой» уже становится всем очевидно, а о деталях рассуждает публицист Абхазской правды Идар Мурза.

Путь от победы к инаугурации

Напомним, что завершающая фаза выборов президента Абхазии проходила параллельно с развитием пандемии коронавируса в мире и у нашего соседа России. Уже тогда было понятно, что Абхазию ожидают тяжелые времена, особенно, если туристический сезон, как основной источник доходов для большого числа населения, не состоится или начнется позже обычного.

После завершения выборов передача власти затянулась. Юридически, конечно, все проходило в правовом поле. Но учитывая надвигающуюся беду в виде пандемии и усугубления экономического кризиса, такое дистанцирование новой власти от ответственности выглядело крайне возмутительно. Всем стало очевидно, что новая власть не готова к подобного рода трудностям и побоялась сразу «сесть в лужу», вводя вынужденные ограничения для населения.

Весь груз лег на исполняющего обязанности главы государства Валерия Бганба, и так не отличавшегося популярностью у населения. Но в критической ситуации он быстро понял, что новая власть держится в стороне, и принял необходимые на тот момент решения. Его действия позволили не дать беде, в виде коронавирусной инфекции, проникнуть на территорию Абхазии. А также, предвидев грядущие финансовые проблемы, Бганба начал прорабатывать вопрос обеспечения зарплатами и пенсиями граждан Абхазии в кризисный период за счет средств российской финансовой помощи.

После инаугурации Валерий Рамшухович с чувством исполненного долга и высоким личным рейтингом передал дела и планы новому руководству и с высоко поднятой головой, по всей видимости навсегда, ушел из политики.

Сонное царство

Первый месяц (и уже второй после дня голосования) правления Бжания шел крайне туго. После первых двух недель люди стали муссировать слухи о том, что Аслан Бжания, якобы, болен коронавирусом и поэтому нигде не появляется публично. В ответ на слухи Бжания стал периодически появляться на «Брехаловке», следуя традициям, заведенным еще экс-президентом Сергеем Багапш.

Затем он отправился в Москву на встречу с ... Странно, но и по сей день широкой общественности так и не стало известно с кем провел встречи избранный глава государства в свой первый зарубежный выезд.

И все это время мы наблюдаем удивительную солидарность общества и журналистского сообщества, которое не «долбит» расспросами Бжания как, например, того же Хаджимба, о том, что и с кем, черт возьми, обсуждалось в Москве.

И только спустя почти месяц!!! господин президент соизволил объясниться перед народом в стенах парламента и то, не называя имен. Помимо прочего, он сообщил депутатам, что в Москве перед ним ставились злободневные для Абхазии вопросы о продаже недвижимости иностранцам и реформирования энергетической отрасли (читай: продажи). Стоит отдать должное Аслану Георгиевичу за то, что он откровенно назвал поднятые российской стороной темы, дабы избежать слухов, возникающих из-за недостатка информации. Но подобная информация должна подаваться своевременно.

Слабое звено

Понадеявшись на кабинет министров, который, в соответствии с довыборными договоренностями, был торжественно вручен в руки Александра Анкваб, Аслан Бжания считал, что проблем на начальном этапе удастся избежать. Но, как оказалось, кроме ударов по рейтингу власти, правительство Александра Анкваб ничего не приносит.

Тут и история с налогом на добавленную стоимость, который Анкваб в предвыборной риторике грозился отменить и набивал себе политические очки самыми изощренными способами, по сути, откровенно обманывая народ.

«Этот закон носил и носит сегодня наркотический характер - быстрая сиюминутная выгода. Но эта сиюминутная выгода тихо-тихо, ржавчиной разрушала нашу, и так не очень, экономику», - заявил Анкваб 8 марта на предвыборной встрече в селе Бзыпта (кстати, в этот же самый момент Аслан Бжания находился еще под наблюдением врачей в Краснодаре, а все другие кандидаты приостановили свои предвыборные кампании и встречи с избирателями).

Такая критика закона «Об НДС» дала предпринимателям ложную надежду на то, что закон отменят. Хотя многие экономисты и эксперты, в том числе и оппоненты действующей власти, утверждали, что принятие закона «Об НДС» непопулярная, но вынужденная и правильная мера, и отменить данный налог невозможно. Но предпринимательское сообщество рискнуло обмануться, и уже в первый триместр работы нового кабмина, министр финансов Владимир Делба на пресс-конференции заявил, что НДС нельзя отменять, чем собственно и обличил ложь своего шефа.

«В таком виде, в котором он сейчас применяется – это международная практика, это смысл НДС!», - подчеркнул Делба.

Другим серьезным упущением анквабовского правительства стала задержка пенсий и зарплат. Некоторым категориям бюджетников выплаты задержали на более чем месяц. И все это при том, что вопрос обеспечения бюджетников и пенсионеров начали прорабатывать еще при Валерии Бганба, чтобы избежать подобного стечения обстоятельств.

Плюс ко всему подогревают антирейтинг новости о строительстве трех автозаправочных станциях компанией «Апсны-Ойл», которая имеет неоднозначную репутацию, неизвестное происхождение и которую связывают лично с Александром Анкваб. Та самая «Апсны-Ойл» для которой экс-президент Александр Анкваб впопыхах создавал выгодные законодательные условия для нефтедобычи в канун рокового митинга в мае 2014 года. Та самая «Апсны-Ойл», которую сразу после свержения власти Анкваб возглавила Кристина Озган, ближайшая соратница Золотинсковича, работавшая в его администрации, а ныне занимающая пост вице-премьера, министра экономики.

Автономное правительство

Прямым ударом Анкваб по администрации президента стал комментарий пресс-службы кабинета министров к интервью Адгура Ардзинба Абхазскому телевидению от 24 июня 2020 года. Каким образом критика интервью оппонента на прошедших выборов бьет по имиджу президента? Прочтем текст между строк.

После нескольких предложений, становится очевидным, что пресс-служба не имеет к данному писанию никакого отношения. Эпистолярный стиль написания текста с элементами разговорного резко выделяется на сайте правительства республики, где обычно выкладывается лишь официальная информация и новости. При этом известно, что ни одна публикация такого рода не выходит на сайт без ведома премьер-министра.

В содержании коснусь лишь тех моментов, которые, на мой взгляд, демонстрируют диаметральность политики Анкваб от Бжания, а значит отсутствие иерархии и системности работы государства в нынешней конфигурации.

Для начала, обратим внимание на условия, в которых возникло данное писание. Заблаговременно президент Аслан Бжания сообщает через свою пресс-службу, что на парад Победы в Москву отправится вместе с бывшим оппонентом Адгуром Ардзинба. Это своего рода сигнал сторонникам одного и другого, что их лидеры настроены конструктивно и готовы к диалогу, а возможно и к совместной работе. Далее, непосредственно за день до парада на Абхазском телевидении выходит интервью Адгура Ардзинба, в котором тот подтверждает совместную поездку и делает реверанс в сторону Бжания:

«Избран новый президент, у него есть конституционный срок, в рамках этого срока все политические силы должны помогать».

В то же время, Ардзинба выступил с критикой работы правительства.

Когда президент вместе с бывшим оппонентом отправились в составе одной делегации в зарубежную поездку,  Александр Золотинскович немедля дал команду написать сочинение на заданную тему (либо писал сам). И помимо того, что заявление политического характера не было согласовано с действующим президентом, в нем просматривается и несогласие с проводимой политикой.

Помимо критики самого Адгура Ардзинба, что уже идет вразрез с проводимой Асланом Бжания политикой, жесткой критике подвергся и экс-министр финансов Джансух Нанба, которого президент назначил заместителем руководителя администрации президента по экономической части. Более того, Аслан Бжания отметил эффективную работу экономического блока в правительстве Хаджимба, сохранил позиции некоторых министров и предлагал Адгуру Ардзинба продолжить начатую им работу вместе.

«Действующее правительство работает с 23 апреля 2020г., и с этого дня ведёт трудную работу по исправлению грубого нарушения абхазо-российского соглашения по порядку оказания финансовой помощи в целях социально-экономического развития Республики Абхазия, допущенных в период с января по апрель текущего года правительством, одним из ключевых руководителей которого в ранге вице-премьера, министра экономики был сам А. Ардзинба. В указанное время, без согласования, из средств российской финансовой помощи были израсходованы без малого 173 миллиона рублей. То есть, не уведомив российскую сторону, просто залезли не в тот карман, как говорится», - говорится в заявлении кабмина.

Пытаясь связать вышеупомянутые факты с Адгуром Ардзинба, авторы упустили важный момент. На тот момент, Адгур Ардзинба не исполнял своих обязанностей, а занимался предвыборной деятельностью. А за проводимую финансово-экономическую политики отвечал Джансух Нанба и Валерий Бганба, исполнявший обязанности главы государства.

P.S.

Помимо всего вышесказанного, мы то и дело слышим о том, какие ведутся «войны» за назначения на то или иное место. И можно ли в таком контексте рассматривать новую власть как единое целое? Сегодня уже с уверенностью можно сказать – нет. И жирную точку единству поставило правительство, а именно не сдержанность одного из наиболее опытных абхазских политиков. Пока что власть Анкваб сильнее, и он проявляет ее более дерзко. На вопрос, возможно ли в таких условиях эффективно управлять страной, я отвечу – нет. В любом случае, за все в ответе президент, и ему, рано или поздно, придется решать тлеющую проблему.